home about photos places friends contacts
enter gallery
   

 

 

 

 

 

 

 
 

 

Все стихотворения посвящаются Volke...

***

Сомнамбулой, сновидцем, пилигримом,
Средь крестовин садов заиндевелых
Я познаю свою неотделимость
от звезд Невы в гранитных диадемах

Там два крыла Казанского собора
Укрыли дрожь угрюмых акведуков
И холода корнями мандрагоры
Прядут в ночи фаянсовую вьюгу.

А на заре вдоль бронзовых ашрамов
Развеять сны пускаются аскеты
Суровый норд, всё праведно как мрамор.
Ты ищешь Путь, но сам живешь в Тибете.

Лишь покорив нагорье Эрмитажа,
Нагонит мысль, что жил за перевалом
Плато Искусств, стезей хронометражной
Восходим вдаль за отзвуком цимбалы.

Где будний день стал Буддой белоснежным
И смотрит в жизнь под тополем огромным
На бледный Ганг. Он дервиш побережья.
Вместо пера в его руке колона:

Уснувший, знай, агонию томлений
Над сном других, бессонницу изведав..
Нет ничего от тени, кроме тени.
Есть свет вне тьмы,
но нету тьмы вне света
_______
И длится путь в возвышенную Лхасу
Дорогой мраморной, гранитными стезями.
Чтобы взглянуть в свое пра-пра-пространство
Не широко закрытыми глазами.

***

Питер.
Предзимье.
Снежинки сбиваются в стаю
Остров Васильевский кажется необитаем.
Каменный лев нас проводит до пристани сонной.
В 1:25 разведет три столетья Дворцовый.

Пальцы твои согреваю,
И воздух толчками...
Первое белое золото под каблучками.
Не успеваем. Застынем на северной Эльбе
Полночь не верит в метро, тишину, и троллейбус..

- Дай мне ладошки...
Бутоном их медленно сложишь...
- Думай, Любимая, только о самом хорошем...
Средь цветомузыки города - светоотдача....
Снегом укроет нас...
Снегом горячим...

Стрелки часов разведет как мосты неизвестный
По арабескам булыжников выйдем на Невский
Он - океан, и скользят по асфальту шаланды...
Спас на Крови загляделся в канал Александра

Вечные волны, кого повидать Вы успели?
Многие в Вас засмотрелись в промозглую темень
Дети Горгоны. Расхристанны синие косы.
Вы отвечаете тем, чья стезя - под вопросом...

Нас не настигнет стрела водосточного лука
Мы глубину ощущаем в пространстве друга друга.
Смотрит с колонны на город небесный прохожий.
Чувствую, как ты становишься мраморнокожей.

Я узнаю в тебе царствие лавра и лиры
Гиперборейскую зодчую Белой Пальмиры.
Ты амазонкой вторгалась в балтийские джунгли.
Шли за тобой два атланта - Granid и Chugungos

Позже являлась поэтам меж столиков пьяных
Только ли много возьмешь с их сердец оловянных?..
Приторно-лживо хорейное их верещанье...
Тот, кто любил, в том, так много...
Так много молчанья...
_______
Мы возвращаемся...
В окнах рассвета экспрессия.
Это предел.
Наш предел равновесия...
Знаешь, не хочется слов
пятикнижного, сложного...
Просто любить...
Если можно,
То больше
Возможного.

***

Наше море неона волнуется раз...
Тени в окнах кафе расставляют фигуры.
Стекол матовый дым. Задремавший витраж.
Тихо падает снег... Утонченно. Ноктюрно.

И, застыв на распутье дорог и витрин
Как пылинка веков на рубаи Хайама
Человек человеку признался в любви
Эту снежность в другой,
Продлевая тем самым.
...
Омывает гранит световая волна.
Двое. Вечер. Кафе.
Две случайности -
Фатум...

И пускай, что она,
Может быть - не жена...
Да и он ей - не муж...
До сего снегопада..
_______
Мы не знаем совсем как продолжится снег.
Скольким звездам взойти в заповедниках терний
Только, если ты мой дорогой человек,
Ты меня разглядишь за январской метелью

***


 

 

 

</div></body></html>