home about photos places friends contacts
enter gallery
   

 

 

 

 

 

 
 

новые публикации в дневнике


***

И теплый дождь, и улица босая,
Должны - спасть, но видишь - не спасают...
Седой весне мерещится Гренада.
Нет, не грущу...
Уходишь,
Значит, надо.

Ключи возьмешь?..
Всё связано ключами.
Ты позвонишь?..
Ну, что ты, в чем "печальный"?..
А сам - креплюсь,
Пружинами - прямая.

Я е-л-е сде-ржи-ва-ю
Э-то,
По-ни-ма-ешь?!!

Уже плевать на собственную гордость.
Спалить вокзал! Закрыть аэропорты!
И пусть - поверженным,
Пусть гибнущим спартанцем,
Но я прошу тебя.
Молю тебя!..
Останься.

Да -
Независимый.
Зависимый...
Не помню...
Душа изрезана терновниками комнат.
Здесь звезды выдохлись до черных многоточий...

А мне бы - воздуха
Пожалуйста!
Глоточек...

Ты можешь сдать меня
Земле, другой планете!
Но это всё
Не властвует над Этим!
В нем очи льва
И поступь фараона.

Побудь хоть несколько!
Хоть - пару миллионов...

Но ты молчишь...
И этот мир - окаменевший.
Вне оцеплений Петербург
Свободен Невский.
Растаешь нотами
В немом автомобиле...
_______
И я не знаю, как упасть,
Когда - убили.

***

Лето в урашках.
И даже война - не воюет.
Старый майор перевозит шезлонги на дачу.
Грезит о внуках. У сонной протоки рыбачит.
Так же, как раньше... С отцом... -
В сердцевине июня.

Вольные воды слетаются в солнечный город.
В парке скамейки усыпаны снегом черемух.
Над нелюбвью вздыхает бездонно влюбленный,
В ящик почтовый отправив пурпурные флоры

Он понимает, что в будущем множество бывших.
Тех, что не любишь, не знаешь, пока не напомнишь...
Люди на пляже, на небе, а может, и выше.
Дети рисуют ладонями -
Берег в иконах.

Голос реки утонул в марципановой неге
Островом ткани возносится Куба рубашки
Пусть улетает, и помнит о том человеке,
Есть у которого счастье и лето в урашках.
...
Может, теперь, этот мир - отозревшее поле
В окнах - сентябрь, если точно - какого-то года.
В бисере слез - мы темней, но узор - колокольней
Ходим смотреть по-осеннему в сонные воды
...
Грезим о внуках, взываем к опавшим весталкам -
Все позабыть во спасение бренного круга.
Только, ведь знаешь,что в сбывшимся что-то осталось.
Там, где кружит над иконами белая Куба.
________
Ты возвращайся...
Сквозь камень, сквозь астры и глину.
Летом урашковым выше аллеи созвездий
Чувствуешь сердцем, мы все еще здесь - над заливом
Вместе с Отцом наблюдаем за рыбой Небесной.

***

Живи у моря.
Может быть, тогда,
Поймешь, зачем придумана вода.
Ходи под парусом за эллипсом макрели
От бриза томного слегка хемингуэйя.

А будет дождь - сиествуй в гамаке.
Горизонтально вымокни в реке,
Которая сбегая вертикально -
Бьет по хвосту павлиновую пальму.

Порой - читай. Неважно, что читать.
Все строфы - выходцы из белого листа,
Круговорот чернил по эсперанто
А мысли - так, - купцы и эмигранты...

Лишь вечный дол колышется во мгле
Он - тео женщины, и тянет за рельеф
Наговорить на диктофоны мидий,
О том, что ты услышал и увидел.

И бросить в синее, и запись сохранить.
Пройдут века, и девушка у моря -
Найдет случайно древний аммонит
И в сонме времени расслышит о тебе
За тишиною...
_______
"Девятый брод. Десятая река...
Мне снилось сон, мучительный и странный
Исида юная ступала по пескам,
И я лежал в её раскрытом океане..."

***

"388А"

Ты любишь
Пересматривать в траве
Фарфоровые оды Ренуара.
И над тобой лесная карамель
Вбирает дым полуденной сигары.

Раскроешь настежь сонную тетрадь -
Скользит хорей за нитью Ариадны:
"Нам в этом городе и жить, и умирать
Среди раскидистых колонн Амфитеатра..."

Весь Летний сад - зелёный махаон
Дрожит полёт в кленовой светотени
Уже не женщиной, а более - цветком,
Растешь под ясенем, не помня об осеннем.

И вьются локоны над клетчатым крылом.
И грудь высокая - под лирикой в горошек
Чуть ниже - тайное... Там вензельный нейлон:
Ментол шелков, мелиссовая кожа.

Как мне мечтается тебя осуществить.
Пока ты здесь, я по ту сторону тетради.
Лишь в лабиринт сбегающая нить -
Цветущий тракт к ампирной Ариадне...

Прозрачна ночь. На лунное руно
Взбираются сапфировые крабы.
К тебе идти - чтоб солнце - за спиной,
Я - беглый норд, и мне - на юго-запад

Там, вдоль Невы - египетские львы.
Там в белый день, на подступах к Севильи,
Твоя тетрадь училась у травы.
И ты не ведала причины ностальгии

По голосам звучащим из земли
У темных вод плакучего барокко.
И Летний сад накрыт на четверых:
Он ждет гостей, от Севера - к Востоку..
_______
Играет пруд на флейте родников.
Уснешь в цветах. Приснится побережье.
И перелистывает ветер молоко,
Уже моей страницы белоснежной.

***

Покатый шелк богемского бутона
В нем виноград разбился на фотоны
Плывут они над городом Останься,
И алый звон укачивают пальцы
_______
Не обрекай движения на смыслы,
Пусть акварель останется эскизом.
Искусство - миг меж кистью и наброском.
Желает Медь трепещущую Бронзу.

***

Уезжала с рассветом в ленинградское детство.
И бежал краем леса пёгий камень перона.
Вроде, жизнь получилась... И - обута, одета,
Только с каждой конечной, как-то всё обнаженней.

Смотрит небо стальное на железную Леди.
Кружка чая. Попутчик. По-тарковскому - мрачно.
Если что-нибудь спросят, ты серъезно ответишь
Что зовут тебя Птица, говоришь на-чердачном...

И ветра полустанков - полустеп - полутанго.
Сходит юный влюбленный на своей ненавистной.
Он забудет газету, в ней - округлым "Отстанься..."
Неслучайная надпись для случайной туристки.
...
Первый поезд износишь до отдышки платформы
Переходишь к другому, Надеваешь, как платье.
Может быть, встретит папа... Тот, что не телефонный.
Лишь ему разрешаешь называть себя Катей.

Поле... Пашни... Квадраты.... Вспоминаешь пятнашки.
Только чувствуешь сердцем - наступаешь на стыки.
Алым вечером сходишь в белоснежной рубашке.
Дом твой тихий и старый, как хорошая книга

От реки пахнет сеном. Постоишь у калитки.
Если звать - не дозваться вешних лет за туманом.
Кличит старое солнце златовласых зениток.
Голоса многих знала, а запомнился - мамин...

Даже в чуждые годы, он останется здешним.
Жизнь - не соль, и не сахар,
Только ты - растворилась.
________
Может быть, встретит папа..
Твой отец поседевший
Он тебя зовет Катей...
Так и скажет:
- Мария.

***

***

В цветной бескрайности по-летнему нарядной,
Мы шли куда-нибудь, верней не зная цели.
И третий глаз двух фотоаппаратов,
Порой подмигивал ромашке и люцерне.

Так время пряталось
В пластмассовых шкатулках
Уже по памяти, вытачивая память.
Кипели листьями лесные переулки
Когда входили в них кедровыми вратами.

Тянулись в дальние молочные баркасы,
Цеплялись днищами за призрачные ели.
И нам подумалось, что прошлое прекрасно,
Что уходящее - разбег предпостижений.

Сбываясь травами в распахнутых просторах
Мы оставляем за собой надежды лугу.
Следы хрустальные зеркальных коридоров,
Где отражения протянуты друг к другу

Стеклянным яблоком на каменной ладони,
Не заглянувшее за пригород Эдема
Цветущей веточкой, и весточкой о доме,
В котором ключницей меж Богом и богемой

Нам - Ночь прозрачная и ветер приворотный.
И жизнь задержится у арки фотоснимка
Застывшей музыкой и мраморным полётом
Звукосмешением органа и сурдинки.

Ты будешь в городе.
Своём... Моём.. Неважно...
Смиреньем памяти,
Беспамятство - для гордых.
_______
Но это - в будущем...
И в нашем пейзажном:
Гуашь пшеничная
В молочном натюрморте.

***

Все дороги ведут в твой мерцающий город.
Там, где арфа Невы - проповедник минора
Где живут по углам многотомные боги.
Скоморохи - вчера, а сегодня - пророки.

Входит пламенный гость в заповедник ампира,
Перешептывать сны ленинградской Багиры
Проясняется день из простых философий.
Утро - мать молока и горячего кофе.

Ты возводишь свой круг в серпантине барокко.
И Волошинский слог отдаляет от "Вога"
Неохотно встает на крыло мостовая,
Переняв горизонт у речного трамвая.

Твой раскидистый двор в мандаринах рабочих
Собирают в мешки облетевшие ночи
Обернулась метла императорской тростью
Ей - алмазы цветов, и - хрустальные звезды.

Вспомнишь северный дол, и Великие Луги.
Переслушаешь вновь "Письма к римской подруге".
Голоса родников, и таёжного бора.
Все дороги ведут в мой салатовый город.

Мы и сами теперь - две зеркальных столицы.
Если утро - в твоей, то, в моей - поют птицы.
Если скажешь - Сентябрь, повторю - на осеннем
_______
Приходи на вокзал
За моим отраженьем.

***

Травы дикие становятся ручными.
Табор августа. Прощальный сенокос.
Путь - сквозь ельники, где ягоды лесные
Смотрят искоса на мельницы колёс.

Едешь - думаешь,
Над судьбами колосьев
Мимо - пастбища, и выселки тайги
Небо сгорбится, закурит папиросу,
Озарив дорогу для других.

В грузных зарослях
Не встретишь винограда,
А хотелось бы увидеть виноград.
Собирать свидетелем распада
Синий жар упругих мириад

Так блестит росинка на кинжале,
Втоптан в луг кинжал по рукоять
Хлеб...Вино...
Эпоха урожая.
Говорить, но более -
Молчать.

И тебя, от солнца золотую
В тишине соломенных церквей
Целовать, руками повествуя,
То, чем сердце думало больней
...
Есть у мира свой пшеничный вечер
Свой гранит истлевшего дворца.
_______
Едешь - думаешь...
Взбирается кузнечик
На несломленное древко
Чабреца

***

Сегодня о прошлом вздыхают сандали.
Отхлынуло море июльского жара
И тонкие ивы сбиваются в стаи,
Под тающим кругом янтарной гагары.

Все замерло. Август. Все вымокло светом.
Здесь дождь Диогеном устроился в баке.
И говор сороки, как старая ветошь -
Трещит над селеньем, и лают собаки.

Неплохо бы утром пойти за грибами.
Туда, где бессильны заветы картелей
Огонь земляники добыть Прометеем,
И шкуру маслёнка - в таёжной саванне.

Нас завтра не будет. Не будет и - завтра.
Ты здесь. Ты - сегодня. Ты - ветер в разбеге.
_______
А вынесет к полю - последняя жатва.
И ангелы звезды везут на телеге.

***

По аммонитам лестниц винтовых,
Сбегает звук, впадая в море звуков.
И говорлив за окнами прилив
Течет метал по пыльным акведукам.

Начнется день, а с ним и тень моя
Но нет зеркал чтоб нас не перепутать.
Быть может я, отбрасываю я,
Как ветхий парк отбрасывает кудри.

Заслышав речь о призрачных мирах
О кораблях покинувших регату,
Во мне звучит таинственный прапрах.
Уведший блик былого тенипада.

И обходя имперские места,
Где торжества - рассадниками чтений.
Я голос ждал, но всюду - немота.
А на земле - ни абриса, ни тени.

Кренилась высь не чувствуя плеча
У кабака - беззубый сумасшедший.
Сквозь сто неправд о правде извещал.
Сквозь крик и рык о самом не пришедшем.

И я сказал - вот голос для людей.
Безумным нам, не сведущим в химерах.
Наш лабиринт, наш пламенный Орфей
И наша тень отброшенная эрой.
________
Но голос стих, а с ним - гнетущий гул
Мы вышли в мир, и бросили калеку.
Лишь мальчуган монету протянул....
Среди людей - всего два человека.


***

"Отрывки из дневника фотографа"

1.

Лицо тогда становится пространством,
Противоборством сумрака и света,
Когда есть ось в зеркальном диссонансе
Между щелчком и верным миллиметром

Лицо поёт,
Нет песни очевидней.
Един напев простых и всемогущих.
В дольменах глаз средь высеченных рытвин
Звенят костры, прислушиваясь к тучам.

И будет дождь. Закадровое что-то.
Блокнот окна. Холодные пунктиры.
_______
Передо мной изломанное фото,
Как артефакт исчезнувшего мира.

***
2.

Этот каменный клин улетающих-тающих улиц.
Эти стаи садов убегающих за горизонты.
Это значит - привет, мой чугунный, мерцающий улей
Это вечер расцвел вдоль зеленого ветра газона.

Вечер плыл на меня сквозь распахнутый к небу периметр
Как последний расист - не пускал белоснежное к черным.
И неон проступал на простывшей, дрожащей витрине,
Где гудели шмели, то про мёд, то, про крылья и пчёлок.

Выезжал на бродяг, зажимая в кармане монету.
Выручал монохром за портвейн и махорку в бумаге
И влекло за стекло, в ту не ретушь сивушного гетто
В огорошенный грот, и судьбой околюченный лагерь.

И нигде, никогда я не видел настолько живое.
Так в пустыне цветы - прогибают подошвы асфальта.
Но хоть вольный народ, он уже без стремлений и воли,
Положение дел разъяснив положением пальцев.

Здесь знакомцы на час, на глоток до прозрачного донца,
Говорили в анфас, уходя от надрывного в контур
_______
Это здесь я узнал,
То, что есть нисходящее солнце -
Бродит близко к земле, и вздыхает...
Вздыхает о ком-то.

***

3.

Сумерки в трещинках сепии.
Травы в дробящимся гравии
Дождь на краю геометрии.
Я на краю географии.

Просекой -
К станции N-ого.
Тропы широкие, дачные
Думаю о фотографиях.
Может быть будут удачные.

Утро - люмьеровским поездом.
Пригород не фешенебельный
В этой природе по - Бунину,
Страсти людские по - Репину.

Сам и не знаешь, не ведаешь,
Как полюбил кособокое.
Мокнет газета вчерашняя.
Правда зависит от фокуса.

Время становится призраком.
Призрак становится облаком.
Облако вплыло в черемуху.
Облаку хочется в обморок.

Мне засыпается......пается...
Вздрогнут артерии рыжие.
Сяду в такую же - сонную.
_______
Двинемся.
Двинулись.
Движемся.

***
 
 

 

</div></body></html>